В “Гринпис” обеспокоены экологической ситуацией в сибирских регионах

В “Гринпис” обеспокоены экологической ситуацией в сибирских регионах

Сибирская тундра забита отслужившими свой срок нефтяными сооружениями и трубопроводами, ежегодно в природу попадает гораздо больше нефти, чем при аварии на Deepwater Horizon. Как пишет издание Politiken (перевод Inosmi), экологическая организация «Гринпис» в последние годы несколько раз посещала районы вокруг города Усинска в Республике Коми, одного из крупнейших центров добычи нефти.

Так, экологи документировали выбросы нефти видеоматериалами и фотографиями, они сотрудничали с местными СМИ и активистами. Один из сотрудников «Гринпис», который побывал в этом районе несколько раз, последний — в 2014 году — Юн Бургвальд, занимающийся проблемами Арктики в датском отделении организации, вспоминает: «Я отчетливо помню тяжелый запах нефти, висящий в тундре, помню, что у нас постоянно болела голова, нас тошнило».

«В последний раз, когда я там был, мы обнаружили большой разлив нефти, нефть просто текла в реку. Буквально в паре сотен метров ниже по течению в реке плавали дети, кроме того, река была для местных единственным источником питьевой воды. Это трагедия, которую нефтяные компании и власти не хотят замечать целыми десятилетиями», — приводит издание его слова.

Politiken отмечает, что российское правительство признало, что проблема есть, но ее масштабы приуменьшали несколько десятилетий. Издание напоминает, что ранее министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской назвал в официальном выступлении некоторые цифры: в стране в целом в год регистрируется 25 тысяч случаев просачивания нефти из трубопроводов и транспорта. Это означает примерно 1,5 миллионов кубометров нефти, уточняет газета.

При этом, как предполагают в «Гринпис», WWF и местные активисты-экологи, подлинные цифры только в Сибири могут быть выше в три раза.

«Но даже недавних официальных признаний достаточно для того, чтобы понять, что это крупнейшая в мире экологическая катастрофа. Просто она не такая сенсационная, как случаи, когда на мель садится какой-то супертанкер, или когда случается пожар на нефтяной платформе, потому что разливы нефти происходят в небольших количествах и на огромной и малозаселенной территории, хотя и во многих местах», — говорится в статье.

По данным газеты, самое большое загрязнение среды происходит в российской тундре, в частности, в Республике Коми и вокруг нефтяного города Усинска.

«Во время последнего крупного исследования в 2014 году „Гринпис“ только в этом районе зафиксировал 201 случаев разлива нефти в течение 14 дней. Нефтяная компания „ЛУКОЙЛ“, которой принадлежит оборудование, обещало проверить справедливость этих утверждений. В июле этого года „Гринпис“ и местный интернет-журнал 7×7 вернулись и констатировали, что во многих местах ничего не было исправлено. На общей пресс-конференции пресс-секретарь Лукойл-Коми Сергей Макаров объяснил, что были проверены все 201 место, где происходили разливы нефти, и что в 50 местах причины разливов были устранены. Но еще в 67 местах, которые также были обследованы, утечки нефти выявлено не было, сказал он», — говорится в статье.

Британская газета The Guardian пишет, что важным оказалось то, что у «Гринпис» были документальные свидетельства. В итоге, отмечают СМИ, руководству «ЛУКОЙЛа» пришлось признать, что фирма, нанятая для проверки разливов, возможно, отправилась не по указанным координатам.

«Этот случай, по мнению активистов, свидетельствует о том, что компании и власти расследуют проблемы очень медленно. Нефть — один из важнейших для России источников дохода, поэтому велико искушение проблемами просто не заниматься, — пишет Politiken. — Альтернатива — использовать целые состояния на замену тысяч километров старых трубопроводов и навести порядок в местах, где производство прекращено, но где нефть постоянно просачивается из проржавевших скважин».